Герб поселка Вербилки

фото из галереи

Березин

Когда речь заходит об истории Вербилок,
старожилы часто вспоминают о первом
краеведе посёлка Владимире Алексеевиче Берёзине.
Берёзины, видимо, были выходцами из крепостных князя Урусова.
Многие из них сыграли заметную роль в истории поселка.

Так, Никифор Берёзин возглавил группу рабочих, вступивших в борьбу с фабрикантом за свои права. Когда в результате крестьянской реформы 1861 года тысячи крепостных получали «вольную» с наделом земли, хозяин фарфорового завода П. П. Гарднер, чтобы не наделять своих рабочих землёй, объявил их дворовыми, которые по реформе земельного надела не получали.

В результате этой несправедливости рабочие должны были выкупать у фабриканта за довольно крупную сумму тот клочок земли, на котором стоял их собственный дом. Понимая, что рабочим это не под силу, хозяин надеялся таким способом навсегда закрепить их за фабрикой. Началась длительная тяжба. Когда же процесс по пословице «С сильным не борись, а с богатым не судись» закончился победой фабриканта, Н.П.Берёзин и ещё несколько рабочих с семьями навсегда покинули Вербилки, бросив нажитое многолетним тяжёлым трудом. В конце 20-х – начале 30-х годов ХХ века самым деятельным председателем поссовета был С.Ф.Берёзин, который много сделал для развития посёлка и его инфраструктуры.

Старожилы долго ещё его вспоминали и называли лучшим председателем вербилковского поссовета. В 1937 году Владимир Алексеевич Берёзин, работавший тогда начальником отдела кадров завода, мечтал о создании в Вербилках первого краеведческого музея. Он много занимался краеведением, записывал воспоминания родственников и стариков, работавших при Гарднерах и Кузнецовых, искал документальные свидетельства о прошлом Вербилок в архиве Дмитровского краеведческого музея. Не раз обращался он в государственный архив древних актов, просмотрел дела за 1754-1766 годы.

Среди сохранившихся бумаг было два интереснейших документа: рассказ его бабушки о якотских лесах, опубликованный в книге «Вербилки. История завода Ф.Я. Гарднера», и архивный документ «Опись сельца Вербильцова кн. Урусова. 1765 год». В.А.Берёзин сообщает, что «упоминание о сельце Вербильцы встречается в документах Х\/I века, когда оно принадлежало гражданину г. Дмитрова Ртищеву. Только не найдены документы, указывающие у кого он приобрёл и сколько времени владел этим имением».

Сам же Берёзин тоже не пишет, в каких документах встречается это упоминание, и в каком архиве они находятся. Судя по содержанию фразы, это, скорее всего, архив Дмитровского краеведческого музея. Ртищевы действительно проживали в Дмитрове. В 1504 году великий Московский князь Иван III, у которого было пятеро сыновей, младшим пожаловал в управление уделья в разросшемся Московском княжестве.

Старший сын Василий после смерти отца занял великокняжеский престол и стал великим Московским князем Василием III. Второй сын, Юрий, получил в управление Дмитровский удел. Главным богатством каждого княжества была земля. Земля пополняла княжескую казну, так как живущие на ней крестьяне платили князю дань. Для определения размера дани составлялись «Писцовые и переписные книги», в которых перечислялись не только поселения княжества, но и количество собираемого в каждом поселении с земли зерна, сена и т.д. Книги писались и хранились в основном в монастырях. Это неоценимые документы истории страны, но, к великому сожалению, они не все до нас дошли.

Голод из-за неурожая в смутное время выкашивал целые селения. «Помогали» этому и народные бунты, и многочисленные разбойничьи шайки на дорогах. Русские беды довершило польское нашествие. Разорялись не только города и селения, в пожарах погибали церкви и монастыри. Запустение пришло на Русскую землю, многочисленные ранее цветущие селения превратились в пустоши. На разорённой Дмитровской земле больше всего пострадали её северные окраины, расположенные по берегу Дубны, где тогда не осталось ни одного селения.

Около ста лет потребовалось для того, чтобы здесь снова возродилась жизнь – и то не в полной мере: из десяти селений оживало только одно. В 1678 году несколько пустошей по берегам Дубны и Якоти получил царский вельможа П.С. Урусов. В их числе была и пустошь Верболово, которую он заселил, выстроив здесь господский дом и образовав сельцо. Об этом записано в «Переписной книге» 1685 года. Но в этой же книге есть выписка из утраченной книги 1627 года, в которой говорится, что в то время здесь было поселение, где пахали землю и собирали зерно, заготавливали сено. Но самое интересное в том, что здесь, кроме пашни, было 93 десятины пашенного леса. Пашенный лес вырастает на брошенной пашне, которую оставили при неблагоприятных обстоятельствах. А для того, чтобы на ней вырос зрелый лес, нужно не менее 50-60-ти лет.

Значит, на пустоши Верболово, или Вербилово, во второй половине шестнадцатого века было цветущее селение, и с этого времени до 1678 года оно вымирало не менее двух раз: первый раз где-то в 1570- х годах, т.е. в то время, когда, видимо, по реке Дубне проплывали опричники Ивана Грозного, отправляясь на расправу с мятежным Новгородом. Вот об этом времени и писал В. А. Берёзин.

 

Тематические разделы:

Небольшой экскурс поселка Вербилки

Фарфоровый край



Информация

Погода в Вербилках